УЖЕНИЕ ХАРИУСОВ в Пермском крае

Тип статьи:
Авторская

Кто из рыболовов Западного Урала не знает хариуса (харьюза) — этого красавца уральских вод! Хариус — один из представителей небольшого семейства хариусовых, близкого к лососевым. Отличительным признаком рыб этих семейств является небольшой жировой плавник, расположенный позади спинного. Отличительным же признаком самого хариуса служит его огромный спинной плавник, какого нет ни у одной другой нашей рыбы.

Тело хариуса несколько сжато с боков, чешуя довольно крупная. Окраска светло-металлическая, с малозаметными пятнышками и полосками, плавники частью с оранжевым, частью с фиолетовым оттенком, брюхо серебристобелое, спина серозеленая, в пятнах.

В реках, где много пищи, и там, где хариуса интенсивно не вылавливают, вес его доходит до двух и даже до трех килограммов. Однако такие «великаны» встречаются не часто и еще реже попадаются на удочку. Один рыбак рассказывал мне о своей встрече с очень большим хариусом. Хариус клюнул во время рыбалки в реке Сыре, ниже села Кольцова. Клюнул он на червя и после двух прыжков ушел, оборвав леску. По словам рыбака, хариус был длиною в аршин и с очень толстой спиной. Удильщикам чаще всего приходится иметь дело с хариусами до полукилограмма и редко до килограмма весом.


Рис. Хариус.

Мне приходилось забираться за хариусами далеко вглубь уральской тайги. А только там, в речках, где вода мутится лишь после дождей или тогда, когда в воду, спасаясь от оводов и мошкары, заберется стадо лосей, где рыбу не преследуют всеми законными и незаконными способами, где хариусы получают достаточное количество корма в виде разнообразных насекомых, там только они достигают своего рекордного веса. Что же касается рек и речек, расположенных поблизости от города Пермь, в которых мне только и приходилось удить, то здесь не попадались хариусы свыше шестисот граммов весом. Таких хариусов я вылавливал в Колве, Няризи.

В каких речках водятся хариусы?

Непременное условие для нормального существования хариусов — чистота воды и сравнительно невысокая ее температура. Стоит начать вырубать лес на берегу харьюзовой речки, начать выпас скота на приречных лугах, что ведет к помутнению и потеплению воды, и хариусы в такой речке быстро исчезнут.

Харьюзовых речек в Пермском крае множество. И чем менее они доступны для рыболовов, тем интереснее и богаче в них улов. А ради хариуса стоит потрудиться и отшагать от железнодорожной станции или водной пристани пару десятков километров! Вкусовые качества этой рыбы превосходны. Хорош хариус и в жареном виде, и в ухе, и свежесоленый.

Хариус — рыба вполне оседлая. Он часами и днями стоит на одном и том же месте, в омутке или на течении, поджидая падающих в воду насекомых. Иногда он роется в грунте, поедая мелких ракушек, которых много можно найти в его хрящеватом, мускулистом желудке вместе с песком и гравием.

Подойдите осторожно к берегу харьюзовой речки и взгляните из-за кустика в ее прозрачную воду. У самого дна вы увидите несколько чуть заметных рыбьих силуэтов, стоящих носами против течения. Поймайте кузнечика и сильным щелчком отправьте его в воду. Немедленно один из хариусов метнется кверху, и кузнечик исчезнет в его пасти, а на поверхности воды разойдется кружок. Но стоит вам обнаружить свое присутствие, и хариусов как ветром сдунет. Они исчезнут, но, впрочем, останутся в этом же омуте. Только затаятся. Уйдете вы, и через несколько минут хариусы вновь вернутся на свои места.

Любят хариусы бурные глубокие перекаты, где вода пенится и бурлит. Сюда течение приносит им богатую добычу, которую они и хватают с непостижимым проворством.

Самые крупные хариусы держатся обычно на дне глубоких омутов, ниже переката, у самой струи, или на учаcтках со значительной глубиной и ровным, быстрым течением, а также в коридорах между поднимающимися из воды травами. Отсюда они иногда выходят на жировку на ближайшие перекаты, однако, скрываясь в своем омутке при малейшей опасности. Как указывает Сабанеев, наиболее крупные хариусы выходят на перекаты лишь по ночам. Это не расходится с практикой некоторых рыболовов, предпочитающих ночное ужение хариусов в период с конца мая до половины июля.

Ужение хариусов трудное, но увлекательное занятие.

Обычной насадкой тут являются черви — навозные и земляные, короеды, кузнечики, оводы, слепни, различные небольшие бабочки, тараканы, поденка, некоторые гусеницы, а также искусственные мушки. Широко распространено ужение на мормышку.

В зависимости от сезона и насадки удят хариусов на удочки всех типов — поплавочную, донную, спиннинг и нахлыстовую.

Местные рыболовы преимущественно употребляют удочку без поплавка с грузилом, если удят на червей и короедов, и без грузила, когда удят на насекомых, естественных или искусственных (подобие нахлыста). Также ловят на "кораблик".

В чистом виде нахлыст с его длинной леской и тонким, гибким удилищем может применяться лишь на сравнительно больших реках, причем на перекатах, с берега и взабродку — там, где позади рыболова местность свободна от зарослей, могущих помешать забросу. На многих небольших речках, удят хариусов удочкой, леска которой не превосходит длину удилища.

Рыбакам, в полной мере владеющим искусством немедленной подсечки при ужении без поплавка, можно порекомендовать для ловли хариусов донную удочку. Очень резкая и решительная поклевка, особенно крупного хариуса, хорошо передается на удилище, и задача рыбака — не опоздать с подсечкой (что не так просто для рыбака, привыкшего удить на поплавочную удочку).

Рыбача в небольших речках, часто приходится менять длину лески. Процесс этот очень хлопотлив. Для его облегчения удобна удочка с небольшой катушкой.

Она удобна тем, что изменение длины лески производится без всяких затруднений. Кроме того, такую удочку в зависимости от условий можно использовать как поплавочную, как донную и как на хлыст.

Должен признаться, что ужение с поплавком мне больше нравится. Маленький легкий поплавок, похожий на сухую палочку, не путает хариусов, но с ним поклевка виднее, а подсечка надежнее.

Крепить поплавок надо так, чтобы он легче перемещался по леске: во время ужения приходится постоянно менять глубину отпуска насадки.

Для хариузовой удочки больше подходит леска из капрона толщиной в 0,3 миллиметра с поводком в 0,2 миллиметра и крючком от четвертого до шестого номера. При наличии катушки длина лески составляет 30—50 метров.

Кстати, имея удочку с катушкой, можно встать где-либо на повороте реки и отпускать насадку на расстояние, превышающее самый дальний заброс обыкновенной удочки. В этом случае хариус хватает насадку безбоязненно.

Одежда и снаряжение харьюзятника должны быть максимально легкими и удобными для длительного движения пешком. Легкий плащ, корзинка или сумка через плечо для рыбы и другая для провианта, деревянный ящичек с червями, коробка с кузнечиками, другая — с запасом крючков и грузил, удочка (только одна!), на ногах летом ботинки или сандалии, осенью резиновые сапоги, таков перечень снаряжения. Словом, ничего лишнего.

Как уже было сказано, хариус — рыба оседлая. Поэтому ни «высиживание» в продолжение нескольких часов на одном месте в надежде, что, авось, рыба подойдет, ни прикорм, разбрасываемый самой щедрой рукой, не помогут рыболову поймать хотя бы одного хариуса, если в данном месте их нет.

На реках, богатых хариусами, возможны места, особенно на длинных, довольно глубоких перекатах, где хариуса скапливается очень много и где возможна его, так сказать, стационарная ловля. Но такие случаи не часты. Обычно же хариусы равномерно рассеяны по всему течению речки и держатся небольшими группами; чем крупнее хариусы, тем эти группы меньше.

В омутке или на перекате можно поймать два, три, пять, может быть, даже десяток хариусов, но можно не поймать ни одного, если рыболов спугнул их. Поймав этих хариусов, можно потом просидеть на берегу омутка несколько часов, но поклевок больше не будет.

Поэтому ловля хариусов — в обычных случаях ловля ходовая. Какова «тактика» этой ловли?

Во-первых, опытные рыболовы предпочитают двигаться вверх по течению. Дело в том, что срывающиеся или напуганные хариусы обычно бросаются вниз по течению, и рыбы, стоящие выше, не будут потревожены. Во-вторых, подход к месту ловли должен быть по возможности незаметным. Никуда не годится, если рыболов подойдет к омутку со стуком, с разговорами, да еще его тень упадет на воду — тут уж поклевки не жди! Недаром же «заядлые» харьюзятники из деревенских старичков ходят на ловлю хариусов в... валенках! Иной раз рыбак не поленится лечь на землю и подползти к берегу по-пластунски. Чаще удается использовать для маскировки прибрежные кусты.

Представьте себе рыболова, впервые занявшегося ужением хариусов и не знакомого с повадками этой рыбы. Вот он подходит к омутку, удобно устраивается у воды, с плеском забрасывает удочку, оборудованную тяжелым грузилом и ярко раскрашенным поплавком, и начинает ждать поклевки.

Если омут достаточно глубок, рыболов может дождаться: какой-нибудь малыш клюнет и попадется. В большинстве же случаев ожидание будет напрасным: ни один хариус не клюнет. Встанет рыболов, плюнет и пойдет дальше в поисках нового омутка. А найти его не так просто. Оба берега густо поросли кустарником, через который порой невозможно пробраться, особенно с удочкой, и приходится идти в обход, оставляя позади сотни метров необследованной речки.

Но вот снова найдено хорошее место, удочка заброшена, а поклевки нет.

Тем временем по стопам нашего неудачника передвигается опытный рыболов.

Из тех же самых омутков, у которых злился и негодовал его предшественник, этот рыболов выдергивает хариусов одного за другим. Задерживаясь у каждого омутка, он отстает от своего коллеги по пройденному расстоянию, но быстро обгоняет его по количеству и качеству пойманной рыбы.

В чем же секрет его успехов? Главным образом, в маскировке. Опытный рыболов приближается к реке, стараясь не шуметь и не показываться на глаза чутким, пугливым рыбам. Он учитывает все: как падает тень (не на воду ли?), есть ли у берега кустик или высокая трава, удобно ли забрасывать леску и вытаскивать рыбу.

В густой заросли высоких трав, растущих во множестве на берегу, он обнаруживает просвет, позволяющий' незаметно осмотреть омуток. Пригнувшись, рыбак подходит ближе и, вытянув шею, бросает взгляд на воду. Надо ориентироваться: заметить, где и какие лежат коряги, какие ветки растущих на берегу кустарников могут помешать забросу. Словом, надо многое предусмотреть в этой ловле.

Осторожно выдвинув удилище над водой, рыболов опускает его вниз, стараясь без шума и плеска положить насадку в намеченное место.

Тихо покачиваясь в прозрачной воде, медленно тонет крючок с червяком, увлекаемый легким грузилом. Вдруг откуда-то, не то из-под берегового обрыва, не то из-под затонувшего бревна, мелькает стремительный силуэт рыбы, леска натягивается, подсечка — и на удочке трепещет, разбрызгивая холодные капли воды, красавец хариус.

Продолжая прятаться, рыболов укладывает добычу в сумку, поправляет насадку и снова забрасывает удочку. Через минуту новая поклевка — и следующий хариус отправляется в сумку.

Но вот забросы уже не дают ничего. Рыба не показывается. Рыболов спокойно встает, сматывает удочку и отправляется дальше.

Заросль, сквозь которую он прошел, внезапно расступается. Впереди чистая лужайка с выкошенной травой, кончающаяся у воды невысоким обрывом. Под обрывом омуток. Не долго думая, рыболов ложится на траву и быстро подползает почти к самому берегу. Чуть приподнявшись, делает заброс. Хариус! Новый заброс — опять хариус. Поклевки кончаются, рыболов идет дальше. Лужайка меняется густыми зарослями. Здесь речка делает рутой поворот, и на самом мысу стоит толстая ольха. Вот прекрасное укрытие!

Омут хорош, но есть неудобство. Почти над всей его поверхностью распростерлась, близко припав к воде, широкая ветка черемухи. Но ничего! Между отдельными прутьями есть просветы, куда можно опустить червя. Леска опускается к воде. Грузило, качнувшись от ветра, ложится на тонкую ветку, и червяк, извиваясь, повисает в двадцати сантиметрах над водой.

Из воды стремительно вылетает крупный хариус, хватает червя и через секунду бьется на крючке. Оказывается, хариус может вести себя довольно смело, если не видит рыболова.

Ловля хариусов очень живое дело, требующее от рыбака подвижности, хитрости, сметливости, осторожности, выносливости, умения переносить все капризы непогоды. Это занятие развивает в рыболове настойчивость, выдержку, наблюдательность, выносливость — ценные спортивные качества.

Ужение хариусов богато сменой ярких впечатлений, острых переживаний, живописных пейзажей.

Многие полагают, что с наступлением осенних холодов клев хариусов прекращается. Это заблуждение. Почти в любую погоду — в моросящий дождь, в ветер, если он не ураганный, в снегопад — хариуса можно успешно удить, лишь бы вода не была чрезмерно мутной. Даже когда речка замерзает, и открытая вода остается только на перекатах, клев хариусов не прекращается.

Осень постепенно переходит в зиму. Нетерпеливый рыболов-зимник, соблюдая предосторожности, выходит к середине омута, ложится на лед, чуть припорошенный снежком, и смотрит в воду, прикрыв от света глаза ладонями.

Лед и вода прозрачны, как воздух: видно все до мельчайших подробностей. Дно покрыто сплошным ковром темнобурых листьев ольхи, березы, черемухи, какими-то ветками, опавшими водяными растениями.

Проходит несколько минут и откуда-то появляется хариус. Он выходит на глубину и останавливается в полводы, то есть между поверхностью и дном, повернувшись головой против течения. Видно, как двигаются его плавники и жабры. Еще минута ожидания — и к первому хариусу присоединяется еще пара, за ней другая.

Рыбы почти не двигаются. Как привязанные стоят щи в воде, чуть-чуть шевеля плавниками. Время от временя один из хариусов без заметного усилия смещается на несколько сантиметров вправо, влево или назад и снова застывает на месте.

Впрочем, это спокойствие кошки, подкарауливающей мышь. Один из хариусов стремительно срывается с места и исчезает из поля зрения. Что вызвало этот бросок? Появление чего-то съедобного? Желание размяться? Через минуту хариус снова занимает свое место. Немного спустя вся пятерка, как по команде, перемещается на метр вперед, но вдруг, чем-то потревоженная, внезапно рассыпается, чтобы вскоре возвратиться на старое место.

Стоит рыболову на льду сделать движение — и в омуте пусто. Хариусов как ветром сдуло.

Впереди слышен шум быстро текущей воды: перекат еще не замерзший. Мелькает мысль: «А будут ли клевать хариусы?» Рыболов разматывает удочку, достает из-за пазухи мешочек с червями, насаживает на крючок крупного червя.

Леска без поплавка оснащена грузилом в виде двух небольших дробинок. Течение подхватывает червя и сразу уносит его под лед, в омут. Леска натягивается. Вот она качнулась, как будто слегка подалась вперед. Рыболов подсекает и чувствует: есть! Он тащит леску, подо льдом мелькает что-то белое, поворачиваясь, как лист бумаги, летящий по ветру. На лед вылетает хариус.

Рыболов передвигается к широкой полынье, и его внимание привлекает какой-то всплеск. Впечатление такое, будто с хрустальным звоном обломилась льдинка. Да, вот и она плывет, увлекаемая под лед быстрым течением. Но почему она обломилась?

Разгадка приходит быстро. Из воды, навстречу падающей снежинке выскакивает крупный хариус и с плеском уходит обратно, должно быть удивленный странным вкусом пойманного «насекомого».

Вдруг новый всплеск — и хариус падает на лед, взметнув облачко снега. Значит, тот хариус упал у самого края полыньи, и лед под ним обломился. А этому не повезло. Подскочив раз другой на льду, он еще дальше откатился от воды, и стал примерзать. В таком свежемороженом виде хариус и попал в рюкзак рыболова.

От ужения хариусов на червей и короедов значительна отличается ужение на насекомых, в частности на кузнечиков, оводов, мух. Удочку для этого употребляют без грузила и поплавка. Заброс должен быть таким, чтобы создать видимость естественного падения насекомого на воду. Обычно хариус, стоящий в укрытии, с налета хватает насадку, и в тот момент необходимо подсекать.

Надо помнить, что хариусы не клюют на неподвижно лежащее или медленно плывущее по течению насекомое. Рыболов легкими движениями удилища заставляет на¬садку толчками двигаться по поверхности воды (рыболовы говорят: «Постучал кузнечиком по воде»), и тогда хариус не выдерживает: клюет.


Ловля на насекомых обычно совпадает с началом жаркого времени лета, когда они становятся почти единственной пищей хариусов.

Но и в это время, если прошедший дождь замутил воду, хариусы снова начинают брать на червя. Могу сказать по личному опыту — при любом ужении хариусов черви никогда не бывают лишними.

В заключение расскажу об одной поездке за хариусами на реку Колву.

Раннее июньское утро. Над Колвой пологом поднимается легкий туман.

Мы с товарищем уславливаемся о маршруте. Решаем двигаться вверх по течению — один по правому, другой по левому берегу. Место встречи в пять часов вечера у тропы.

Еще раз проверяем, не осталось ли чего на ночном привале, берем удочки и расходимся. Мне достается правый берег. Я по мостику перехожу речку и поворачиваю вправо.

Передо мной еще нескошенный луг. Трава чуть не до пояса, покрыта густой росой. Повсюду из травы выглядывают цветущие колокольчики, незабудки, ромашки (поповник) и множество других, порой незнакомых цветов.

Через пять минут становлюсь по пояс мокрым от росы. Впрочем, это меня мало смущает. В воздухе тепло, скоро трава обсохнет, а за нею высохнет и рыбак. Вспоминаю поговорку: «Мокрый охотник и сухой рыбак представляют жалкое зрелище».

Вот лужайка обрывается в воду невысокой террасой. На берегу, отдельно от зарослей, стоит одинокий куст черемухи. Из-за куста бросаю взгляд на воду. Передо мной быстрый, бурливый перекат, вливающийся в довольно обширную яму.

Разматываю удочку, насаживаю червя и на глаз устанавливаю глубину отпуска поплавка. Потом осторожно забрасываю насадку в конец струи, как раз туда, где она вливается в омуток.

Поплавок запрыгал на волнах, прошел полметра, метр и вдруг стремительно юркнул в глубину. Подсекаю, удилище гнется. Не давая рыбе опомниться, тащу и перед самой грудью вижу болтающегося на крючке фунтового хариуса. Снимаю рыбу с крючка, ударом по голове оглушаю ее и бережно укладываю в корзину, наполненную свежей молодой крапивой.

Насаживаю нового червяка, забрасываю в то же место и вскоре тащу второго хариуса, правда не такого крупного. Место оказалось удачным: я добыл в нем пять хариусов. Возможно, поймал бы и больше, но шестой срывается, а остальные, напуганные всплеском, уходят.

Сматываю удочку, иду дальше. Уже с востока брызнули солнечные лучи, играя на вершинах сосен и елей, среди которых извивается долина Колвы. Здесь, внизу, еще тень и прохлада. Речка зарылась в непроходимые кустарники.

Жаль тратить время на переходы! Забросить бы сейчас удочку и подкарауливать поклевку хариуса, а вот приходится шагать! Но такова уж специфика этой ловли.

Снова поляна. В конце ее речка делает крутой поворот, образуя впадающий в воду гравийный мысок. Ниже мыска вода бурлит, покрытая клочьями пены. Длина переката метров двадцать-двадцать пять. Ниже — омут. Идеальное место для применения катушки!

Насадив червя пожирнее, делаю заброс в струю и начинаю сбрасывать леску с катушки, не спуская взгляда с ныряющего в волнах поплавка. Наконец, поплавок вышел на широкую гладь омута. Расстояние до него порядочное, и он еле виден. Однако поклевку я не прозевал. На крючок попался крупный хариус, которому я не дал много ходу, а с помощью катушки быстро подвел к берегу и затем упрятал в корзину. «Начало недурное! —подумал я. — Уже полдюжины хариусов, а еще не вечер». Достал здесь еще двух небольших хариусов, и на этом клев кончился.

Так я двигался от омута к омуту, от переката к перекату. Встречались места очень заманчивые, но без единой поклевки. И наоборот, попались хариусы в таких местах, куда я забрасывал удочку больше для очистки совести.

Особенно удачной оказалась одна узкая, глубокая струя. Здесь Колва, сжатая с одной стороны отмелью, заросшей лопухами, а с другой — глинистым обрывом, неслась чуть ли не со скоростью водопада. Три или четыре метра струи поплавок пролетал в несколько секунд. Тут почти при каждом его проплыве следовала резкая поклевка, иногда передававшаяся на кончик удилища. Я уже потерял счет пойманным рыбам, как случилось досадное происшествие. В момент очередной поклевки я забыл зажать колесико катушки и подсек. Увы, леска осталась на месте, катушка быстро крутнулась — и на воз¬дух вылетел пустой крючок.

К одиннадцати часам утра клев значительно ослабел. Ловля закончилась. Но огорчаться не приходилось. В корзине было уже килограммов пять хариусов, и мое охотничье чувство было вполне удовлетворено.

Выбрав чистый, каменистый берег, я сделал привал, а заодно почистил и подсолил хариусов.

В назначенное время мы с товарищем встретились на условленном месте. «Его» берег оказался удобнее для рыбалки, и поэтому улов богаче моего.

Определили, что прошли по речке десять километров. И еще двенадцать до поселка. Наскоро пьем чай и отправляемся в путь. Конечно, очень устали, но не жалуемся. Думаю, что любой рыболов на нашем месте также был бы доволен.

Комментарий редакции:
Лучшая статья!
24.12.2014
5102

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!