УЖЕНИЕ ЩУК в Пермском крае

Тип статьи:
Авторская

В самом деле, взгляните на речную акулу — щуку. Три мощных плавника: хвостовой, спинной и заднепроходный — сосредоточены в хвостовой части удлиненного, брусковатого тела. Они обеспечивают щуке возможность делать те молниеносные броски, с помощью которых она настигает добычу. Громадная пасть, вооруженная множеством острых, загнутых назад зубов, позволяет щуке захватывать добычу, лишь немногим уступающую ей по величине.

Щука — одна из крупных наших рыб. Нередко она достигает веса в десять килограммов. Л. П. Сабанеев приводит примеры, из которых видно, что среди щук встречались (может быть, встречаются и теперь) гиганты весом до ста килограммов.

Наиболее крупные щуки, по свидетельству Л. П. Сабанеева, обитают в водоемах Восточного и Западного Урала. Данные, приводимые Л. П. Сабанеевым, относятся к прошлому столетию. Однако и сейчас в реках и прудах Пермского края водятся весьма крупные щуки. Так, по словам местных жителей, в речке Сыре, в одном из бочагов ниже деревни Мостовой, живет щука весом, повидимому, свыше двадцати килограммов. Она порвала уже немало рыбацких мережей.

Двое рыбаков ловили щук на дорожку в Большом Диком озере против села Усть-Качки. Во время одного из заплывов, как рассказывает участник рыбалки Максим Александрович, блесну схватила такая громадная щука, что чуть не перевернула лодку. К счастью для рыбаков, шнур лопнул, и щука ушла с блесной. А то бы наделала им хлопот.


Рис Щука.

Если эта щука не пропала от старости, то продолжает жить в озере, так как до сих пор не поймана.

Нередки случаи поимки щук свыше пуда. Щуки весом в три-восемь килограммов и вовсе не редкость. Это довольно обычная пожива рыбаков, не только промысловиков, но и любителей.

Рыболовы делят щук на «травянок» и на «донных». Самые названия показывают, что первые держатся преимущественно в траве, а вторые живут на дне водоемов, в глубоких ямах. «Травянки» — это молодые щуки весом до двух-трех килограммов. Перевалив через этот вес, щуки меняют образ жизни. Они перестают скрываться среди трав, из верхних слоев воды переселяются в ямы и омуты, туда, где держится крупная рыба — их добыча.

Щуки питаются преимущественно рыбой, предпочитая живую. Лишь очень голодная щука может схватить мертвую, неподвижную рыбку или кусок рыбьего мяса. Кроме рыбы, щуки поедают некоторых животных, постоянно живущих в воде или около воды (водяных крыс, бобров, выхухолей, ондатр), водоплавающих и тяготеющих к воде птиц (гусей, уток, водяных курочек, различных куликов), лягушек, раков, а при случае — земляных червей. От чего щука отворачивается, так это от растительной пищи и от насекомых.

У щуки хватательный рефлекс только на движущуюся добычу. Неподвижно повисшая на крючке уснувшая рыбка, мертвый лягушонок, кусок мяса не привлекут внимания щуки. Но стоит ту же мертвую рыбку заставить двигаться, например, с помощью спиннинга, и щука бросается на нее.

Щуки не всякую рыбу поедают охотно. Они, например, повсеместно не едят линей и налимов, в иных водоемах избегают ершей и карасей, хотя в других эти рыбки являются лучшей насадкой для ужения щук. Охотнее всего они поедают представителей семейства карповых, таких, как плотва, голавлики, ельцы, пескари, уклейки. Вообще же надо помнить, что лучше всего щуки клюют на ту рыбу, которая в данном водоеме является их постоянной пищей.

В Пермском крае щука является обыкновенной рыбой во всех речках, прудах и озерах. Лишь в маленьких лесных речках она исчезает. Щука не боится ни особо холодной, ни теплой воды. Ее не пугает быстрое течение или отсутствие водорослей. Короче, она весьма нетребовательна к условиям жизни. Только в озерах, которые часто подвергаются заморам, и в которых выживают одни только караси, щуки существовать не могут и полностью вымирают.

В больших количествах щуки встречаются в прудах и больших озерах, а также в реках с не очень быстрым течением, таких, как Очер или Обва.

Идеальные условия для размножения щук созданы в зоне Камского водохранилища. Русла Чусовой, Сылвы, Обвы и многих других рек и речек, впадающих в Каму, в зоне подпора Камской ГЭС, расширились, течение в них замедлилось, созданы большие глубины, а наряду с ними обширные отмели — удобные места для нереста щук. Скоро там разведется много такой рыбы, как плотва, окуни, ельцы, уклейки, являющиеся главным кормом для щук.

Мне случалось ловить, а также быть свидетелем поимки небольших щук, так называемых щурят, в реке Бабке, выше села Янычи, в нижнем течении Бырмы, в Кутамыше, в Сылве километрах в десяти выше устья, и в других речках такого же «калибра». Где искать щуку?

Считается, что щука — рыба оседлая, постоянно обитающая в определенном районе реки или озера. Это правильно. Рыбаки знают, что щука стоит на месте, в тени облюбованного укрытия и поджидает добычу. Стоит какой-либо рыбешке неосторожно приблизиться к щучьей засаде, как следует стремительный бросок, раскрывается зубастая, алчная пасть, и, схватив добычу, хищница, не торопясь, возвращается обратно в укрытие. Туда же уходит она и после «промаха».

Мне случилось на одном мелком, около полметра глубиной, плесе озера Скурчио (на Кавказском побережье Черного моря) в течение трех часов, пока плес не был освещен солнцем, поймать на живца около десяти щук. Стоило солнцу подняться повыше и осветить плес, щуки из него исчезли, и он стал совершенно безжизненным.

Щуки покидают свои убежища и выходят на охоту главным образом в сумерки. Днем они охотятся из засады, выбирая затененные места среди водорослей, под мостами, отдельными затонувшими деревьями, под береговыми обрывами, особенно если с них свисает береговая растительность. Охотно держатся щуки в ямах , там, где вода успокаивается или движется медленно, большими кругами, неся на поверхности пену, щепки и другой мусор; в омутах, вырытых течением на крутых поворотах рек, особенно небольших.

Но это днем. А вот в вечерние и утренние сумерки или в белую уральскую ночь щуки покидают свои дневные базы и начинают бродить всюду в поисках пищи. Об этом убедительно говорит то, что ночью или утром щуки попадают на жерлицы, а порой и на донные удочки, поставленные там, где днем такая рыба никогда не показывается, — на чистых, неглубоких местах, иногда у самого берега.

Нередко днем щуки прячутся под плотами. Мне однажды случилось удить с плота на Сылве . Клева не было, и я подремывал, пригреваемый неярким сентябрьским солнцем. Внезапно раздался плеск, заставивший меня вздрогнуть. В двух метрах от плота из воды вылетел голавлик и шлепнулся на плот у самых моих ног. Вслед за голавликом показалась раскрытая пасть большой щуки, щелкнула зубами, но, промахнувшись, скрылась в воде, гловалик сделал пару скачков, свалился в воду и исчез в глубине. Все это произошло так быстро, что я не успел шевельнуться. Очевидно, на меня щука даже не обратила внимания.

Заглянув осторожно под плот, я обнаружил в прозрачной воде силуэт щуки, стоящей у самого дна. Быстро насадил я на удочку небольшую сорогу и пустил ее под плот. Минут через пять леска сильно дернулась— и рыба нашла свое место в корзине. Потянула она около двух килограммов.

В определенном районе реки или озера присутствие щук обнаруживается чаще всего по тем всплескам, которые они производят, охотясь за мелочью. Рыбаки говорят: «Щука бьет, начался жор».

Рыбак М.И.Давидов, определив, где начинает жировать щука, ставит там одну, а иногда и несколько жерлиц и через день-два укладывает рыбу в садок.

Характерной особенностью щук является периодичность их питания, то есть периодичность жора. Самый ранний жор наблюдается ранней весной, перед нерестом, и бывает непродолжительным. Он происходит до начала весеннего паводка, пока вода не замутилась. Ловят щук в этот период только там, где лед уже растаял и есть возможность забросить снасть. Зачастую весенний жор может пройти незамеченным. Надо помнить, «то в это время очень опасно выходить на лед, к полынье, в которой бьет щука. В реках и озерах нашей области этот период приходится на середину апреля, перед ледоходом. Лучше подождать следующего периода жора щук, который начинается после нереста, когда они «отболеют», отдохнут и в более или менее отстоявшейся воде начнут нагуливать мясо. Этот период здесь начинается обычно в конце мая или в начале июня. Вот уж тут, рыбак, не зевай!

За лето жор повторяется несколько раз и продолжается, как пишет Сабанеев, по две-три недели.

В промежутках между периодами жора щуки иногда неделями не подают признаков жизни и на удочку попадают лишь случайно.

После нереста они охотно клюют на червей.

В июне 2004 года я поймал в Сылве подряд двух щук на червя. Удил я на донную удочку с одним крючком на поводке из капрона толщиной 0,1 миллиметра. Щуки, как по заказу, засекались концом нижней челюсти и поэтому не могли оборвать поводок.

Щуки были длинные, тощие, но со второй, потянувшей без малого два килограмма, мне пришлось порядочно повозиться.

Здесь, кстати, уместно будет сказать о распространенном заблуждении, будто щука «перекусывает» поводок. Щучьи зубы не приспособлены для жевания или перекусывания. Щука ими только удерживает добычу, проглатывает же ее целиком. Нередки случаи, когда проглоченная рыба не помещается в желудке щуки и хвост ее торчит из щучьей пасти. Действуя своими челюстями, как мощными рычагами, хищница обрывает леску, зацепившуюся за один из зубов нижней или верхней челюсти.

С наступлением осеннего похолодания щуки начинают усиленно кормиться, запасаясь жиром на зиму, и их клев продолжается до ледостава. Впрочем, жор щук не прекращается и зимой. Об этом знают рыболовы-зимники, ловящие их из-подо льда на блесну и на живцов.

Некоторые пытаются сопоставить жор щук (да и другой рыбы) с какими-либо астрономическими датами или даже религиозными праздниками. Иные утверждают, что интенсивность клева щук связана с фазами луны. Другие пытаются приурочить усиленный жор щук к тем или иным дням дореволюционного деревенского календаря. Это, конечно, отзвуки былых суеверий старой неграмотности деревни. Помимо случайных совпадений, в этих приметах ничего нет.

Хотя рыба живет «в прозрачных чертогах», по выражению С. Т. Аксакова, в ее жизни человеку еще многое неясно. Неясны, например, причины, влияющие на изменение щучьего аппетита. У этой рыбы очень слабое пищеварение, и некоторые предполагают, что, набив желудок, щука затем на длительное время прекращает охоту.

На жор щук влияет также и погода, то есть изменения температуры и атмосферного давления, повышение которого наблюдается в период северных или восточных ветров. В такие дни все рыбы испытывают недомогание, уходят глубже и там отстаиваются, прекратив питаться, Рыбаки говорят: «Север потянул, сматывай, братцы, удочки!».

В сильную летнюю жару, когда вода хорошо прогревается, клев рыбы также ослабевает. Теплая вода сама по себе вызывает апатию и, по-видимому, отбивает у рыбы «аппетит». На него влияет также некоторое уменьшение количества кислорода в толще воды.

Как правило, внезапный паводок в результате сильных дождей или быстрого таяния снегов в горах вынуждает рыбу оставить места обычных стоянок и двигаться против течения в поисках более спокойной и чистой, воды. Клев становится слабее. После спада воды рыба возвращается на свои привычные места.

Охлаждение воды без резкого колебания атмосферного давления обычно вызывает усиленный жор щук.

В середине лета, однако, жор этой рыбы далеко не всегда сопровождается активным клевом: в реке разводится много мелочи, и щука не испытывает недостатка в пище. Ужение на живца в это время дает плохие результаты.

Некоторые думают, что жор щуки связан со сменой у нее зубов. Якобы во время выпадения старых зубов щуки не питаются. Но смена зубов происходит у них постепенно, в течение всего года, так что не бывает периода, когда у щуки не остается ни одного зуба.

Существует еще немало местных, частных признаков щучьего клева, характерных для данного водоема, для условий погоды в данной местности. Эти частные признаки рыболов должен подмечать, запоминать, записывать, пользоваться наблюдениями старожилов и учитывать их в своей практике.

Остановлюсь на одной забавной и довольно-таки нелепой легенде, относящейся к щукам и налимам.

Как это ни странно, легенда, о которой пойдет речь, распространена в нашей области довольно широко, в нее верят и некоторые интеллигентные люди.

Суть легенды состоит в том, что щуки и налимы утром или вечером могут «по росе» выходить и... выходят, удаляются от берега на несколько сот метров в поисках падали, которую они якобы и пожирают. Один пермский житель, человек с образованием, азартно доказывал, что он лично видел в междуречьи Камы и Чусовой щуку, которая, «изгибаясь колесом», спешила от падали к берегу Камы на расстоянии больше трехсот метров. Я возразил, что в утреннем полумраке он мог принять за щуку какое-либо животное, например, выхухоль или водяную крысу. Но мой довод на рассказчика подействовал слабо. Кажется, он остался при своем мнении.

Среди жителей Усть-Качки это же заблуждение существует в отношении налимов. Поэтому, налимов там считают рыбой «поганой» («как же, питаются падалью») и в пищу их не употребляют.

Известно, что в тропических морях есть рыбы, которые способны выползать на берег в поисках пищи. Известно, что некоторые наши рыбы, например, караси и карпы, могут довольно продолжительное -время жить, будучи помещены во влажный мох или траву, а угри способны переползать из одного водоема в другой. Но ни щуки, ни налимы, как, впрочем, и другие наши рыбы, не могут дышать кислородом воздуха, их пасти совершенно не приспособлены для откусывания пищи, при котором только и возможно пожирание падали. Только в басне щука могла отправиться на «сухопутную» охоту, и то крысы объели ей хвост; ведь «конечности» нашей рыбы никак не приспособлены для направленного движения по суше.

Типичные снасти для ловли щук — щучья удочка, жерлица, кружок и конечно - спиннинг.

Общим для этих снастей является, прежде всего, насадка. Щучьей насадкой служит преимущественно живая рыбка — живец или животка, как говорят на Урале. В качестве живцов, как правило, надо употреблять тех мелких рыб, которые больше всего распространены в данном водоеме. Например, в Сылве лучший живец — пескарь, а в Обве — небольшой голавлик. Во многих озерах, населенных главным образом щуками и окунями, последние служат хорошими живцами (озеро Дикое в урочище «Красава»).

Выбирая насадку, надо также учитывать живучесть рыбки и насколько заметна она в воде. Например, уклейка хорошо заметна в воде, но очень недолго живет на крючке. Долго живут на крючке голавлики (до двух-трех дней), карасики, пескари. Менее выносливы окуни, сорожки. В водоемах, где много ершей, щуки ими не брезгуют. Рыболов срезал у ерша только колючки спинного плавника, что, впрочем, совсем необязательно: щуки не боятся колючек ерша и окуня.

Существует много способов насаживания живцов. Самым распространенным является следующий. Двойник или тройник одним поддевом пропускается через мякоть спины под спинной плавник. Рыбка, насаженная таким способом, живет на крючке долго, сутки и больше, но может быть довольно легко сорвана клюнувшей щукой.

Более надежным является способ, показанный на рисунке. К поводку крепится одноподдевный крючок, а несколько выше, на мягком поводке длиною в 2—3 сантиметра привязывается еще один небольшой крючок. Насаживая живца, большой крючок пропускают в жаберную щель рыбы так, что жало выходит изо рта, а маленький втыкают под спинной плавник. В этом случае щука уже не сорвет живца безнаказанно. Насаженные таким способом голавлики на жерлицах обвинского рыбака А.В.Авдеева живут по несколько дней. Следующим способом, используемым только при одноподдевных крючках, является насаживание. Крючок скрывается под кожей рыбки (в этом случае важно не повредить живца). Нередко практикуется насаживание живца за губу («за ноздрю», как часто говорят рыболовы), но живцов, насаженных таким способом, щука легко срывает.

Снятый с лески поводок пропускается через рот, пищевод и анальное отверстие рыбки, а затем соединяется с леской. Однако такой нанизанный живец, которого легко поранить во время насаживания, зачастую живет недолго. Кроме того, выходящий из рыбки снизу поводок требует от нее дополнительных усилий, чтобы сохранить в воде правильное положение.

При неверном клеве, сопровождающемся частыми «обманами» — срывами живцов — хорошо использовать снасточку из двух крючков-тройников или двойников. Основной тройник одним поддевом пропускается под спинной плавник рыбки. Еще один тройник на коротком поводке с петелькой проводится через рот и жаберную щель, а петельку надевают на один из поддевов основного тройника.

Местные рыболовы успешно удят щук на лягушат. Такая ловля практикуется на Очере, на Сылве и на других реках. Лягушонок насаживается на крючок за спинку между задними лапками. На одноподдевный крючок можно насаживать лягушонка за обе губы.

Неплохой насадкой, на которую, кроме щук, клюют также и окуни, являются вьюны, гольцы и шиповки, составляющие семейство вьюновых. Живут эти небольшие рыбки с голым или покрытым мелкой чешуей телом в реках и озерах преимущественно связким илистым или песчаным дном. На вьюна ловят щук и окуней, например, в Большом Диком озере местные рыболовы.

Любопытной особенностью вьюнов является их способность улавливать атмосферный кислород. Обычно перед ухудшением погоды вьюны поднимаются со дна на поверхность воды. Нередко поэтому их держат в аквариумах в качестве своеобразного барометра.

На какую глубину следует погружать живца? Можно указать на некоторые общие правила. При ловле на жерлицы, кружки и щучью удочку живец должен быть опущен «в полводы», если на дне имеются водоросли,или почти на самое дно, если оно чистое. Лягушку пускают либо на самое дно, как на Очере, либо устанавливают удочку так, чтобы лягушка плескалась все время на поверхности, привлекая своим плеском щуку, а иногда и голавля. Как и когда применяются все упомянутые оснастки? Что характерно в применении каждой из них? Щучья удочка забрасывается обычно в непосредственной близости от остальных удочек. Можно держать ее наготове и забросить тогда, когда подойдет щука, что можно видеть по щучьей возне около места ужения и по прекращению клева другой рыбы. Живца отпускают также «в пол воды». Для удобства заброса щучьей удочки желательно оснастить ее скользящим поплавком.

Жерлицы могут устанавливаться как с берега, так и с лодки. В последнем случае их привязывают к вбитым в дно реки кольям, к ветвям деревьев, повисшим над водой. Устанавливая жерлицы с берега, их привязывают к длинным прочным удилищам.

Кружки ставят только с лодок, причем ловлю на них нельзя совмещать с ужением другими способами. Несколько кружков ставятся в определенном месте озера или речного залива, где предварительно вымерены глубины и рельеф дна, в противном случае живцы могут зацепиться.

Каждый кружок в отдельности может быть установлен на месте с помощью несложного приспособления, о котором более подробно рассказано в статье о кружках (кружок на «замке»).

С попавшейся на крючок не очень большой щукой «церемониться» нет особой необходимости. Как говорит Сабанеев, надо «вытаскивать ее довольно круто», чтобы излишней возней не спугнуть другую рыбу и не запутать леску.

Крупную щуку надо утомить, водя ее на кругах, а затем уже подвести к берегу или к лодке и взять подсачком или багориком. Если нет этих приспособлений, иные берут рыбу за глаза и резким движением вытаскивают ее из воды. Однажды: «Один мой приятель, старый рыбак Петр Николаевич, поступает следующим образом: подведя щуку к борту лодки, хватает ее за глазные впадины; от боли щука не сопротивляется. Но этот прием крайне опасен. Очевидец рассказывал мне такой случай. Одному рыболову попалась пудовая щука, и когда он протянул руку к ее голове, щука внезапно, повернулась и схватила руку в свою страшную пасть. Кисть руки была совершенно изуродована».

Уже упомянутый в этой главе обвинскцй рыбак А.В.Авдеев в таких случаях берет леску за поводок и быстрым движением выдергивает щуку в лодку.

Щуки-травянки и донные ведут себя на удочке не одинаково. Травянки в два-три килограмма весом имеют обыкновение, после того, как выведены на поверхность, совершать прыжки в воздух до метра высотой. При этом они так трясут головой, что иногда им удается выбросить из пасти тройник. Бывает и так, что падая в воду после прыжка, щука своим телом перешибает леску. Парировать эти рывки щуки довольно трудно. Некоторые авторы советуют ослаблять леску в момент прыжка, другие, наоборот, натягивать. Не знаю, как у кого, а о себе могу сказать прямо, что из-за стремительности и внезапности щучьих бросков, я просто не успевал ничего предпринять. Если тройник в пасти щуки сидит прочно, после двух-трех прыжков она успокаивается и без сопротивления дает подвести себя к берегу.

Бывали у меня и такие случаи, что на первом или втором прыжке тройник, словно пуля, вылетал из раскрытой пасти щуки, а сама она отправлялась в свои подводные владения. Нет, парировать этот щучий прием чрезвычайно трудно. По моему мнению, лучшей гарантией от подобной неприятности является резкая, энергичная подсечка. Если щука подсечена слабо, ей очень часто удается «вытряхнуть» тройник из пасти и уйти.

Донная щука ведет себя на удочке совсем иначе. В первое время после одного-двух. кругов на дне она выходит на поверхность и без особого сопротивления дает подвести себя к берегу. Но, увидев рыбака, она поворачивается и направляется в глубину. Если в этот момент она не сорвется, не оборвет леску, борьба с ней сильно затягивается. В борьбе с крупной щукой важно сохранить хладнокровие к не дать рыбе ходу, в результате чего она может забраться в водяные травы или в коряжник, где, как правило, и щука и снасть будут потеряны.

Мясо щуки обладает хорошими вкусовыми качествами. Однако у рыбы весом больше десяти-двенадцати килограммов оно становится жестким и невкусным. Что же касается щуки свыше пуда весом, то мясо ее почти несъедобно.

24.12.2014
4391

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!