Иж-18МН

Тип статьи:
Авторская

Одноствольная «переломка» Иж-18 издавна известна практически каждому российскому охотнику и пользуется заслуженным авторитетом. Появление на рынке нарезной версии этого ружья стало важным и заметным событием для отечественного охотника – за более чем скромную сумму стало возможным приобрести лёгкий одноствольный штуцер с манлихеровским «витым» стволом. Причём ружьё производилось и в версии с комплектом сменных стволов под приличный список «нарезных» калибров. Но наибольшей популярностью пользовался набор из2-х стволов: нарезного и 12-го калибра.

Пользователи в целом штуцером были довольны, хотя и жаловались на «дубовый» дробовой спуск, не лучшим образом подходящий для точной пулевой стрельбы, а так же на общее небрежное качество изготовление. Предельно низкая цена не могла служить полноценным оправданием видимым недостаткам винтовки, поэтому ценители искали возможность заказать штуцер в штучном исполнении или дорабатывали оружие самостоятельно, шлифуя УСМ и устанавливая новое дерево приклада и цевья.

Часть I


Иж-18МН.
История, особенности конструкции.


Учитывая отработанность конструкции Иж-18, либерализацию оружейного законодательства и потребность отечественного охотника в лёгкой и компактной винтовке, появление нарезной версии распространённого ружья было лишь вопросом времени.

Об особенностях конструкции Иж-18МН рассказывает Михаил Драгунов: «Одноствольная винтовка ИЖ-18МН (МР-18МН) была разработана и поставлена на серийное производство в 1994 году. Разработка выполнялась в рамках расширения модельного ряда «ИЖМЕХа» и осуществлялась в двух направлениях: развертывание в полное семейство каждого базового образца и заполнение новых ниш оружейного рынка – как открывшихся с появлением первого закона об оружии (1993 года), так и тех, где предприятие не было представлено ранее.

Так что появление "18-го МН" было, с одной стороны, развертыванием в семейство моделей базового образца, с другой стороны – одноствольная винтовка (штуцер) была совершенно новой нишей оружейного рынка для механического завода.

Разработку ИЖ-18МН выполнил Валерий Дмитриевич Загребин, представитель "среднего поколения" ижмеховских конструкторов, пришедший в отдел главного конструктора в начале 1980-х годов.

Главной проблемой, которую пришлось решать при создании ИЖ-18МН, была конструкция ствольного блока. В базовой конструкции стальное основание цевья (или шарнир цевья) соединено со стволом классической защелкой Энсона, сцепляющейся со стойкой, которая припаяна к стволу. То есть, цевье соединено со стволом "в распор": радиусная поверхность шарнира цевья упирается в ответную поверхность затворной коробки, а торцевая поверхность стебля шарнира – в стойку шарнира.

Естественно, что такая конструкция не способствует стабильности средней точки попадания: в процессе стрельбы, по мере нагревания ствола, он будет удлиняться, и будет меняться характер соединения ствола с цевьем. Соответственно, будет смещаться и средняя точка попадания.

В ИЖ-18МН коренным образом изменена конструкция ствольного блока. Ствол посажен в казенную муфту с крюком, имеющую удлинение, на котором выполнена стойка шарнира. Таким образом, цевье крепится к казенной муфте; ствол при этом разгружен.

Материал ствола – легированная ствольная сталь 30ХН2МФА; в казенной муфте ствол посажен на прессовую посадку. Сам ствол изготовлен методом холодной ротационной ковки; его наружная поверхность не подвергается механической обработке, что положительно сказывается на точности геометрии канала ствола. А это, в свою очередь, способствует достижению высокой кучности стрельбы. Владимир Бугаев, долгое время выступавший на турнирах по варминтингу с ИЖ-18МН, патронами собственного снаряжения на дистанции 350 м укладывал три выстрела в пятирублевую монету – 25 мм, что соответствует четверти угловой минуты! Результат более чем достойный для винтовки, которая и не замышлялась как высокоточное оружие.

Основание мушки и основание целика крепятся на стволе гайками на резьбовых штырях, которые приварены методом лазерной сварки. Остальные узлы – механизм запирания и УСМ остались теми же, что и у базового образца. Тем самым, модификация "МН" унаследовала как преимущества, так и недостатки своего прародителя.

Предельно простой механизм запирания – рычаг, удобно приводящийся в действие тремя пальцами рабочей руки, естественным движением "на сжатие кулака"; при этом не требуется снимать рабочую руку с шейки приклада. Этот же рычаг, выполняющий одновременно функцию взведения ударного механизма, позволяет, при определенном навыке, бесшумно снимать курок с боевого взвода и так же бесшумно взводить его (в свое время эту особенность "18-го МН" высоко оценил дипломат высокого ранга и страстный любитель охоты Сергей Иванович Кисляк). Высокие требования по прилеганию запирающих поверхностей рычага запирания и крюка (не менее 80% от номинальной) обеспечивают достаточную прочность запирания при воздействии давления современных пулевых патронов.

Наибольшая доза критики ИЖ-18 МН достается на долю спускового механизма. Он вполне адекватен для гладкоствольного ружья: усилие и характеристика спуска подходят для производства выстрела в динамике, по быстро перемещающейся дичи. Согласно заводской документации, допустимое усилие спуска составляет от 1,53 до 3,06 кг. Но для производства меткого выстрела усилие даже в 1,5 кг великовато.

Простейшая конструкция спускового механизма не позволяет, без ущерба для эксплуатационной безопасности, уменьшать усилие спуска и ход спускового крючка. Тем более, недопустимо делать это в домашних условиях, "на коленке": есть риск "завала" рабочей грани шептала, что, с большой вероятностью, может привести к срыву курка с боевого взвода».

Штучный Иж-18МН.
Держим в руках.

Первая мысль, появляющаяся у каждого, кто брал этот штуцер в руки – «Какая игрушка!». Что любопытно, более-менее разбирающиеся в российском охотничьем оружии охотники задают и вопрос об изготовителе: «Это ЦКИБ»? Сопоставив винтовку с несколькими заказными экземплярами Иж-18МН, могу с уверенностью утверждать, что экземпляр, который вы видите на иллюстрациях к настоящей статье, является одним из лучших произведений ижевских мастеров.

В питерском Музее артиллерии и связи сейчас выставлена личная коллекция М.Т.Калашникова, в т.ч. – и его «персональный» Иж-18МН, с гравированным портретом конструктора. Сравнивая эти два экземпляра (пускай и визуально), можно видеть примерно одинаковый уровень исполнения (хотя, конечно, личный «Калашниковский» экземпляр совершенно уникален). Обладание оружием такого уровня всегда греет душу владельца. И не важно, что это лишь максимально качественно собранная и богато украшенная версия дешёвого ружья.

Наш экземпляр был приобретён с двумя стволами, в калибрах 30-06 и .223 Rem. Такое сочетание было обусловлено не только банальным наличием именно такого комплекта, но и охотничьими задачами покупателя – возможность добычи практически любого зверя и птицы на территории России.

В разобранном состоянии штуцер очень компактный, что всегда удобно при транспортировке и хранении. Именно в разобранном виде хорошо видно высокое качество изготовления оружия – обратите внимание на подствольные крюки и казённый срез стволов. Собирается штуцер туго, никакой расхлябанности. Но и чрезмерных усилий при сборке так же прилагать не требуется. Собранная винтовка производит целостное впечатление – полноценное оружие, при этом - лёгкое, разворотистое и «породистое» визуально и на ощупь. Хочу ещё раз упомянуть о том, что этот Иж-18МН производит впечатление именно как дорогая полноценная винтовка, приятная во всех отношениях.

Все металлические детали оружия имеют правильную геометрию. Нет ни заваленных граней, ни щелей, ни несовпадений. Полировка металла выше похвал, при этом под глянцем оксидной плёнки нет следов от грубого абразива, что характерно не только для относительно недорогого «улучшенного» отечественного оружия (да и у ЦКИБа такие казусы не редкость), но и для дорогих западных образцов. Чётко выведены все плоскости, всё симметрично. Уж не знаю, производилась ли дополнительная обработка каналов стволов, но, вопреки ожиданиям (сформированным отзывами владельцев рядовых и улучшенных Иж-18МН) оба ствола нашего экземпляра шикарными оказались не только снаружи, но и внутри. И как показал последующий отстрел, блестящим оказался и рабочий потенциал стволов.

На защёлке цевья одного из стволов гравёр штихелем вырезал своё имя и имя слесаря-сборщика. Благодаря этому и удалось выяснить историю этого штуцера. Указатель взведения выполнен из металла, а не из пластмассы. Рычаг для открывания ствола удобен в работе и гармоничен визуально.

Открытые прицельные приспособления представлены классическим охотничьим открытым прицелом и мушкой на высоком основании. Мушка регулируется по высоте вращением винта, по горизонту винтовка приводится к нормальному бою перемещением целика в «ласточкином хвосте». Мушка прямоугольная в сечении. Такая же прямоугольная и прорезь в гривке целика. Прицеливание через «механику» удобное, хотя здесь явно не хватает белых маркировок по краям прицельной прорези и в торце мушки. Понятно, что классика есть классика, но всё же – в сумерках такой прицел становится практически бесполезным.

Конструкция Иж-18МН предполагает установку оптического прицела на стандартный «ласточкин хвост» казённой муфты ствола, имеющую ограничитель, препятствующий сползание кронштейна с прицелом. Здесь надо отметить, что, в данном случае, именно «устаревший» и не очень удобный при установке оптики «ластохвост» на оружии такого рода более приемлем, чем ставшая уже привычной более надёжная планка Вивера. Последняя, при всей её практичности, визуально грубит изящество одноствольного штуцера. Да и на классической европейской «переломной» винтовке редко когда можно увидеть «рельсу» Вивера или Пикатинни.

Спуск у нашего экземпляра штуцера по характеристикам оказался больше «дробовым», чем «винтовочным», хотя достаточно мягким и понятным. Это было ожидаемо и поэтому встречено с пониманием. Улучшить спуск можно, потенциал у УСМ Иж-18 для этого есть. Но, с другой стороны, мы получили великолепные результаты при стрельбе из обоих стволов (менее 1 МОА или 20-25 мм), поэтому особого смысла улучшать и без того неплохой спуск пока не вижу.

Предохранитель удобен в работе и надёжен. Заряжание оружия требует некоторой сноровки и наработанного навыка. Алгоритм здесь простой, но… штуцер есть штуцер. После выстрела сноровки требуется ещё больше – извлечение безфланцевой стреляной гильзы не такое уж и простое дело. В этом плане Иж-18МН под наш трёхлинейный патрон куда практичнее, но что делать, если на этом реальный выбор отечественного штуцера под патрон с фланцевой гильзой заканчивается.

Из недостатков в этом экземпляре можно отметить следующее: не самое лучшее расположение волокон в шейке приклада и некоторые огрехи осадки «железа» в дереве (чем сейчас сплошь и рядом грешат западные производители, в т.ч. – и действительно дорогого оружия). По металлу сколь либо существенных нареканий не оказалось вообще.

Учитывая изначальное предназначение гладкоствольного Иж-18, есть вполне адекватная идея дополнить показанный в статье комплект гладким стволом 20-го калибра, для охоты на рябчика и т.п. Парадоксально, но изготовление такого ствола и притирка его к имеющейся колодке требует отдельной сертификации, т.к. ружьё в сочетании гладкого и нарезных стволов сертифицировано только в 12-м калибре. Тут есть ещё «подводные камни» в виде отсутствия гравёра, работавшего над штуцером. Но если это удастся осуществить (предварительная договоренность с заводом уже есть), то обязательно расскажу читателям «МастерРужья» об этой эпопее. Думаю, кому-то это будет полезно и в сугубо практическом аспекте.

Часть II

В прошлом номере журнала мы начали рассказ об интересном экземпляре Иж-18МН, собранном в стенах 28-го цеха Ижевского Механического завода. В этой, заключительной части статьи, мы поговорим о специфике работы легендарного цеха и о его мастерах. В том числе – о тех, кто создал штуцер, который вы видите на фотографиях, иллюстрирующих настоящую статью.

Мастера 28-го цеха

Теперь хотелось бы рассказать о создателях нашего экземпляра винтовки. За помощью я обратился к начальнику опытного цеха №28 - Казакову Александру Витальевичу. К слову, Александр – бывший студент Михаила Драгунова, причём – из тех, кем Михаил Евгеньевич по праву гордится.

28-й цех – это одно из самых сокровенных мест российского ружейного производства. По сути, мастера цеха – это посредники между идей конструкторов и их воплощением в металл. Именно здесь создаются новые конструкции оружия, здесь они совершенствуются. Здесь же отрабатывается технология серийного производства оружия. Сотрудники 28-го цеха оказывают конструкторам непосредственную помощь в дизайнерских решениях и принимают активное участие в выставочной деятельности завода.

Численность сотрудников цеха не афишируется, но можно назвать их специальности: это слесари-сборщики стрелкового оружия, гравера (так в Ижевске и произносят). Это резчики по дереву и бересте (на профессиональном ижевском сленге - ложейники), отделочники (они же - пропитчики), токари, шлифовщики, фрезеровщики, наладчики и другие специальности, так мало значащие для большинства наших «потребителей». Обратило на себя внимание наличие не только старых (но вполне работоспособных) станков ижевского же производства, но и современных обрабатывающих центров. Кстати, если вспомнить рекламные статьи про продукцию серьёзных европейских производителей или кустарей-штучников, то наличие старых станков и стареньких стамесок-напильников у «них» является нормой или неким особым шиком, наглядно демонстрирующим преемственность традиций. А у нас это почему-то признак «устаревших технологий» и отсутствия понимания предмета.

В последнее время мы много слышим о падении в России уровня т.н. «культуры производства». Не все при этом осознают, о чём говорят, но, судя по всему, в числе прочего подразумевают и квалификационный уровень мастеров. Так вот, по 28-му цеху средний уровень разряда работников – 5,3, при этом максимальным является 6-й разряд. Квалификация мастеров цеха очень высокая, люди имеют в основном 6 разряд, но есть и с 7-м разрядом! Это традиции прошлого: седьмой разряд во времена СССР давали победителям республиканских конкурсов.

В России принято сопоставлять уровень оружейного мастерства с эталонным ЦКИБом. Так вот, мастера 28-го цеха ИЖМЕХа уверены в том, что могут составить конкуренцию любому производителю, в т.ч. и зарубежному. Светлые головы и золотые руки есть, порой не хватает современной оснастки. Поэтому, если сейчас будет решён вопрос по обновлению материально-технической базы цеха, можно будет говорить ещё об одном серьёзном шаге в сторону восстановления былого величия российской оружейной школы.

Теперь о тех, чьи имена выгравированы на защёлке цевья штуцера. Выяснилось, что гравер - Яков Каштанов, в настоящее время на заводе не работает, и, по-видимому, его нынешняя работа уже не связана с граверным делом.

А вот слесарь-сборщик - Николай Иванович Бобылев, являющийся одним из лучших мастеров цеха (к слову, именно он собирал первые экземпляры модульного карабина разработки М.Е.Драгунова МР-142к), до сих пор в строю. И личное знакомство с Николаем Ивановичем оказалось одним из самых ярких моментов при посещении цеха.

Этот человек заслуженно относится к когорте наиболее уважаемых мастеров Ижевска. Бывший стрелок-спортсмен, когда-то входивший в заводскую сборную по стендовой стрельбе. Уникальный слесарь, никогда не боящийся взять на себя ответственность, творческая натура. Именно Бобылев собирал первые экземпляры Иж-39, Иж-48, Иж-52, МР-213, МР-233, Иж-94, Иж-43ЕМ, боевые пистолеты семейства «Грач».

Николай Иванович всегда сам мог предложить выгодные решения, умел работать в связке с конструктором, и, что очень важно – всегда понимал суть выполняемой работы. Бобылев – выпускник знаменитой ижевской Школы ружейного мастерства, ныне носящей имя легендарного гравера Леонарда Васева. Причём он является единственным «школьником», работающий на заводе со дня окончания школы и имеющий такой огромный стаж – сейчас мастеру 58 лет. Пользуясь возможностью, хочу от себя и всех читателей журнала пожелать Николаю Ивановичу здоровья и ещё многих лет плодотворной деятельности.

Нужно добавить, что в цехе, несмотря на пустующие верстаки и не совсем ясные перспективы, трудятся и совсем молодые мастера. Если они переймут опыт своих старших товарищей и останутся работать на заводе, у ИЖМЕХа и знаменитого цеха всё будет хорошо.

Виктор Вальнев:
Плюсы и минусы Иж-18МН.

Думаю, многим читателям будет интересно мнение об Иж-18МН ещё одного известного ижевского оружейника и автора многих публикаций – Виктора Вальнева: «Собственно, главные плюсы достаточно очевидны - это стоимость, вес и габариты. Что подразумевает собой доступность и удобство, позволяющее увидеть это ружье в самых глубоких дебрях российской глубинки. С другой стороны, однозарядность и «переломность» придают некий оттенок элитарности, намекая на охоты аристократов и лозунг: «одна цель - один выстрел». Еще один плюс - возможность установки сменного ствола другого калибра, как гладкого, так и нарезного.

Минусы очевидны несколько меньше. Первый - это типично дробовой спусковой механизм. С длинным и тугим спуском, который к тому же плохо поддается отладке. После достижения некоторого, все еще достаточно большого значения усилия спуска, пропадает «самозатяжка», то есть боевые взвода курка и шептала при отпускании спускового крючка без выстрела (т.н. 'отложенном выстреле') просто-напросто перестают возвращаться в исходное положение полного зацепления. Что делает эксплуатацию доработанного таким образом ружья достаточно опасной и требующей постоянного внимания и понимания истинного положения дел. Шнеллер, как возможность исправить дело, отсутствует в принципе на всех ижевских нарезных переломках, независимо от количества стволов.

Второй минус - явно недостаточная длина и жесткость основания для оптики. Однозарядность и наличие нарезного ствола сами по себе наталкивают на мысль о мощном оптическом прицеле. Который по определению имеет солидную массу и должен крепиться на устойчивом жестком основании. В целом ружье уверенно заполнило свою нишу как в нашей стране, так и за рубежом».

Резюме

Концептуально Иж-18МН является оружием для ходовой охоты и искренне ценится любителями концепции «королевского выстрела». Безусловно, что бы психологически и технически созреть до такого оружия, нужен немалый опыт и важна определённая принципиальность. Без должной смелости тоже не обойтись (есть любители в одиночку охотиться с одноствольным ружьём на крупного зверя, включая бурого медведя).

Согласитесь, что в наше время, когда европейские производители соревнуются в выпуске максимально скорострельного нарезного охотничьего оружия из дюраля и пластика, (неважно - будь это полуавтомат или уже ставший привычным «прямоход»), на охоту с нарезной одноствольной переломкой сподобится пойти не каждый эстет, сколь бы он опытен и принципиален он не был.

В «люксовом» исполнении Иж-18МН действительно составляет конкуренцию дорогим штуцерам именитых европейских производителей. При этом отрадным является и полное соответствие рабочих характеристик винтовки внешнему виду и изначальной стоимости. Скептикам можно задать один вопрос: где ещё за 50-60 тысяч рублей можно купить штучный штуцер высокой градации отделки с двумя стволами?

В Школе ружейного мастерства на ИЖМЕХе я ознакомился с экземпляром ИЖ-18МН, сделанным руками учеников школы. Штуцер под поэтическим названием «Осенний лес» - это своего рода дипломная работа молодых мастеров. Но какая! К сожалению, у меня не было возможности сделать фотографии соответствующего качества, но и по тем фото что есть, хорошо видно, что слесарь-сборщик П.Сидоров, гравер И.Галламов и сборщик ложи А.Бобров создали действительно интересный, эстетически законченный и великолепно сбалансированный образец одноствольного штуцера класса «Де люкс». Среди особенностей художественного оформления по металлу можно отметить технику всечки золота и серебра, насечки и плоскостной всечки серебра.

В заключение о новостях текущей осени. Скорее всего, многие читатели уже знают, что в сентябре 2013 года в России на базе ижевских оружейных предприятий создан мощный холдинг - Концерн «Калашников». Планируется, что в него войдут и Вятско-Полянский завод «Молот» и даже тульские предприятия стрелковой отрасли. Очень хочется верить, что ИЖМЕХ благополучно переживёт непростые времена в своей истории, теперь уже в составе концерна с всемирно известным именем. Будем надеяться, что на наши оборонные предприятия вернутся высококлассные специалисты, а в Школу ружейного мастерства придут новые ученики.

Пришло время созидания, иначе уже нельзя. Смогут ли новые руководители отечественной оружейной отрасли возродить былую славу российского оружия?

Статья опубликована в журнале "Мастер-ружьё", октябрь 2013 года

27.05.2014
6195

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!